ИНТЕРВЬЮ ГЛАВЫ ДОМА РОМАНОВЫХ ЖУРНАЛУ «ТЕАТРАЛЬНЫЙ МИР»

2Sfml-whhPw

— Классическая литература, книжная культура поколениями наших предков воспринималась хранителем нравственной сущности христианской цивилизации. Как Вы полагаете, сохраняются ли эти принципы в современной литературе?

— Жизнь в изгнании заставляет особенно дорожить всем, что позволяет ощутить близость с Родиной. С детства меня воспитывали в традициях русской культуры, в православной вере, в непреходящем чувстве любви к России. Я выросла на книгах наших классиков, которые всегда стремились разбудить добрые начала в душе каждого человека.

Вы совершенно правильно сказали, что краеугольным камнем всей русской культуры была именно отечественная классическая литература. Она стала главным духовным богатством. Недаром в Библии сказано: «В начале было Слово». Согласитесь, что духовное здоровье любой нации зависит от того, какие моральные принципы она исповедует. В России мерилом духовности всегда было творчество Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского. Ни один атеист не смог опровергнуть слова Федора Михайловича Достоевского: «Если Бога нет, то все дозволено». Настало время осознать смысл этих слов, покаяться в прошлых ошибках и начать строить общество, основанное на христианских, подлинно гуманистических принципах, на осознании особого места России в этом мире.

Думаю, эти вопросы не могут не волновать современных русских литераторов, так что мы вправе ожидать появления нового замечательного произведения, которое встанет на одну полку с «Войной и миром» и «Братьями Карамазовыми».

— К сожалению, за последние десятилетия Нобелевскую премию по литературе не получал ни один русскоязычный писатель. Большинство литераторов заняты сегодня не столько поиском истины, сколько желанием стать известными, богатыми людьми. Появился даже термин «телевизионные писатели»… Чем, на Ваш взгляд, чем вызван упадок отечественной словесности?

— Думаю, в вашем вопросе уже заложен ответ. Если человек зарабатывает на жизнь не лопатой и киркой, а «Паркером» — это еще не дает ему право именоваться писателем. Вряд ли можно совместить желание быстро разбогатеть и найти ответы на важнейшие вопросы современной жизни. Если писатель желает только больших гонораров, то ему надо создавать детективы или «дамские» романы, а не размышлять над смыслом жизни.

— Современные политологи, журналисты убеждают общественность, что Россию ждет тотальный культурный кризис. Можете ли Вы согласиться с подобным утверждением?

— Я – оптимист и верю в наш народ. Россия напоминает большую реку, которая несет в своих водах и мусор, и прошлогоднюю листву, и ветки, и коряги. Один поворот реки, второй, а там, глядишь, — очистилась вода, стала прозрачной, рыба в ней заиграла… Сколько в нашей истории было тяжелых, смутных времен, но в русском народе очень силен здравый смысл, не позволяющий преступить последний предел, и каждый раз страна выкарабкивалась из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций.

– Современные писатели, философы, политики часто сетуют, что в обществе пропал интерес к чтению, компьютер заменил книгу, а блоггеры – писателей и мыслителей. Считаете ли Вы, что литературе приходится уступать место электронным средствам информации?

— Действительно, за последние десятилетия мы стали свидетелями великой культурной революции, переменившей все информационное поле. Теперь вместо того, чтобы прочитать свежую газету или книгу, люди чаще включают компьютер, электронные планшеты или ноутбуки. Но следует отметить, что в истории цивилизации подобное происходит не впервые. Меняется человеческий менталитет, появляются новые технические средства общения, что-то неизбежно остается в прошлом. Вспомним, к примеру, древних римлян, впервые взявших в руки вместо свинцовых пластинок деревянные дощечки, покрытые воском — прообраз будущей книги. Они вряд ли могли представить, что эти неудобные деревяшки превратятся в средневековые рукописи, потом в печатные книги, которые преобразят мир, став носителями и хранителями Слова. Телефон отодвинул на второй план телеграф, отнял часть работы у почтальона… Вероятно, теперь настало время книге несколько потесниться и дать место компьютеру, электронной книге. Однако, на мой взгляд, полностью заменить наслаждение чтением хорошей книги, дать почувствовать запах типографской краски не может никакой компьютер.

— Традиционным жанром русской литературы XIX -XX столетий был роман. На Ваш взгляд, сохранится ли роман в нынешнем веке?

— Думаю, что эпопея масштаба «Войны и мира» вряд ли скоро появится на свет, хотя бы потому, что для создания такого шедевра нужна личность масштаба Льва Толстого. Кроме того, чтобы написать такой роман, необходимы годы, а наше время определяет иные скорости, иной жизненный темп и для писателя, и для читателя. Тем не менее, роман как жанр вполне совместим с двадцать первым веком.

— Вы уже неоднократно упомянули имя Льва Николаевича Толстого. Но ведь он был отлучен от Церкви, его творения не в малой степени способствовали разобщению русского общества начала двадцатого века, он много раз критиковал русских самодержцев…

— Действительно, граф Лев Толстой в своих религиозных поисках, к сожалению, отпал от Православной церкви. Он увлекся политикой, выступал с критикой правительства и самого государя. Но, вряд ли кто-то станет отрицать великий талант, дарованный Толстому. В дореволюционной России много раз переиздавались его сочинения, он был одним из любимых писателей императоров Александра III и Николая II. Сразу после получения известия о смерти писателя император Николай II послал искреннюю телеграмму его вдове с выражением глубокого соболезнования, а великий князь Константин Константинович ходатайствовал об увековечивании памяти Толстого. В нашей семье произведения Толстого, на протяжении нескольких поколений были одними из самых любимых. О его религиозных заблуждениях мы скорбим, но его литературное творчество является неотъемлемой частью русской культуры.

— Кто из современных деятелей культуры, на Ваш взгляд, наиболее полно продолжает традиции отечественной классики?

— Русская культура чрезвычайно богата. Она очень самобытна, и в тоже время не замкнута в себе. Не случайно произведения Гоголя, Достоевского, Толстого, музыка Чайковского, Рахманинова вызывают восхищение у людей всех национальностей и культур. Каждый, кто смог понять и оценить их творчество, уже не будет относиться к окружающему миру цинично и бессовестно.

Отечественная литература XIX века, по моему убеждению, до сих пор остается непревзойденной во всем мире. Однако, и в советское время, и сейчас есть очень талантливые писатели, продолжающие классические традиции. В. Солоухин, В. Распутин, В. Ганичев, В. Астафьев, Ч. Айтматов, Д. Гранин, — писатели и поэты, сумевшие передать глубину души русского человека, показать красоту нашей природы. Говоря о русской национальной культуре, нельзя не сказать о наших замечательных музыкантах, певцах, артистах. Вспомним лишь имена В. Гергиева, В. Спивакова, М. Ростроповича, С. Рихтера, Н. Петрова, Г. Вишневской, поддерживающих на самой высокой планке отечественную музыкальную школу. Русский балет, кино, театр остаются нашей национальной гордостью и предметом международного признания. Было бы страшно обидно, если бы на смену этим достижениям пришло бездумное копирование чужой массовой культуры, не имеющей ничего общего с нашей национальной культурой, нашими великими традициями.

— В последнее время становится все более заметным водораздел в вопросах морали, отношение к искусству, культуре между представителями разных поколений. Как Вы относитесь к проблеме «отцов и детей»?

— Думаю, конфликт «отцов и детей» в той или иной мере существует во все мире, в любой стране. Многие представители старшего поколения возмущаются поведением молодежи, но забывают, что виноваты в большинстве случаев они сами. Если ребенок недополучил любви, внимания и заботы, это обязательно даст о себе знать в будущем.

Конфликт поколений чаще всего возникает из-за несоответствия между словами и делами старших и попытки решить его давлением или принуждением обречены на провал. Мы должны понимать, что молодое поколение не станет дорожить идеалами и ценностями старших, пока мы сами не станем подавать пример своим поведением. Вера в Бога, чувство родины, патриотизм воспитываются в первую очередь в обстановке нормальной семьи, где сохраняется память о предках, о ее традициях, где дети и взрослые вместе идут в храм, где говорят на правильном русском языке, где царствует атмосфера уважения и доброты.

Я всегда старалась сохранять взаимопонимание с сыном и его друзьями. Думаю, в основном мне это удалось. Во всяком случае, отношения в нашей семье строятся на основе любви, взаимоуважения и терпимости друг к другу.

— Несколько поколений русских людей воспитывались вне христианской религии. Что, на Ваш взгляд, можно предпринять, чтобы попытаться исправить ситуацию?

— На такой сложный вопрос невозможно ответить однозначно. Вспомним, что Россия менее чем за сто лет дважды перенесла полный крах духовных ценностей – сначала православно-монархических, затем коммунистических. Тем не менее, даже в годы воинствующего атеизма, русский народ не утратил христианское мироощущение, сохранились чувства патриотизма, сострадания, готовность придти на помощь. Несмотря на жестокие гонения, у нашего народа осталось больше веры, чем во многих европейских странах, никогда не переживавших коммунизма. Думаю, в немалой степени это заслуга нашей традиционной культуры, ее лучших деятелей.

— К сожалению, в ряде регионов России все сильнее проявляются националистические настроения. В тоже время, немало желающих сыграть на «русской карте», требующих особых преимуществ для русских. Как Вы относитесь к национальному вопросу?


— Националистический и религиозный экстремизм – это дикость, не имеющая ничего общего ни с религией, ни с национальными традициями. В то же время, нельзя забывать, что здоровый национализм, как проявление патриотизма, — вполне нормальное явление. Человеку свойственно любить членов своей семьи больше, чем чужих людей, и свой народ – больше, чем другие народы. Однако любовь к своему ни в коем случае не подразумевает ненависти к чужому.

В Российской империи существовал богатый опыт урегулирования межнациональных проблем. Государствообразующей нацией в России, разумеется, были и остаются великороссы. Это историческая данность, и нелепо спорить со столь очевидным фактом. Но до революции 1917 года все жители Всероссийской империи, а не только великороссы, считались русскими. Кстати, во всем мире такое понимание осталось по сей день. Для иностранцев русские – это и украинцы, и татары, и узбеки, и евреи, и молдаване – все выходцы из СССР или потомки эмигрантов. В этом есть глубокий положительный смысл. Ведь русские – это не столько этническое, сколько духовное и культурное понятие, также как в древности понятие римлянин было не этническим, а цивилизационным. Если человек чувствует себя русским, то он им и является, независимо от национальной принадлежности. К тому же, главным принципом многонационального государства является диалектическое сочетание единства общих интересов с многообразием этнических и региональных особенностей. Власть должна защищать и воплощать в жизнь этот принцип с мудростью и величайшим тактом.

Любые просчеты, политические манипуляции при решение национальных вопросов чреваты страшными последствиями. В Европе все громче слышатся голоса об ошибочности курса на абсолютную толерантность, приведшую к массовому нашествию мигрантов, которые не желают адаптироваться в новой для себя среде, и которым абсолютно чужда и непонятна вся система европейских ценностей, включая саму толерантность.

У нас есть замечательная пословица, вполне применимая к проблеме миграции: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Уважением и защитой закона должны пользоваться все без исключения – и большинство, и меньшинства, и мигранты. Но несправедливо, если права коренного населения ущемляются, а пришельцы получают привилегии без четких обязательств исполнять свой гражданский долг перед второй Родиной и относясь к ней с пренебрежением.

Нередко национальные конфликты связаны не столько с реальными проблемами, как с предрассудками, невежеством, плохим знанием истории и культуры – не только чужой, но и своей собственной. Отрадно, что первые лица современной России, наконец, заговорили о национальном вопросе более четко и определенно. Дай Бог, чтобы это не осталось политическими лозунгами, и за словами последовали дела.

— В последнее время Вы посетили многие страны нашего Ближнего зарубежья, бывали в различных регионах России. Как Вы воспринимаете тот факт, что эти, ныне суверенные страны, когда-то были неотъемлемой частью Российской империи?

— Императорский дом никогда не участвовал в расчленении страны и братоубийственной гражданской войне. Мы везде чувствуем себя на Родине – не только в Российской Федерации, гражданами которой мы являемся, но и в других странах, появившихся на нашем историческом пространстве после декабря 1991 года. Я верю, что рано или поздно, единство всех народов Российской империи будет восстановлено. Это не будет восстановлением империи в том виде, в каком она существовала до 1917 года, и, конечно же, не будет восстановлением СССР. Но на новом этапе исторического развития можно найти такую форму Содружества, которая будет соответствовать ныне существующим реалиям, и в тоже время, опираться на традицию, на многовековой опыт наших предков, сообща создавших величайшее в мире государство.

Россия просто не имеет права оставлять на произвол судьбы многих народов, русских людей в других странах, которые в момент распада СССР, не покидая своей малой Родины, вдруг оказались нежелательными иностранцами. Все эти люди верят России и ждут от нее покровительства. Я твердо убеждена в том, что это является одной из важных исторических миссий Российской Федерации. В таких делах нужно проявлять и волю, и максимальную деликатность, ни в коем случае не допуская двойных стандартов ни по отношению к себе, ни к тем людям, которые ждут от России помощи и защиты.

— Воспитание человека, формирование его личности, взглядов на жизнь начинается в семье… Семья Вашего Императорского Высочества – прямые потомки Российских Императоров. Какие семейные, личные традиции стали частью жизни Вашей Семьи?

— Главной ценностью, которую нам удалось пронести через все испытания, я считаю тесную и дружную семейную жизнь. То, что заложено в человеке с первых лет жизни, остается с ним на всю жизнь. Мне посчастливилось иметь замечательных родителей, давших мне прекрасное детство, воспитавших меня в сознании моего положения и моей ответственности перед Богом и людьми, и в тоже время в духе свободы и открытости для окружающих. Далеко не всем королевским семьям это удалось.

Мой отец – Государь Великий Князь Владимир Кириллович по своему характеру, убеждениям и манерам был последним из государей прежней эпохи. При первой встрече с ним сразу было понятно, что это человек огромной доброты, чрезвычайного достоинства и высокой культуры. При этом он никогда не был педантом, умел общаться со всеми и в каждом, независимо от положения в обществе, уважал личность.

Отца отличала великая вера. Он был глубоко православным человеком, дорожившим устоями нашей Церкви и радеющим о ее единстве. Сохраняя старые традиции, отец был в тоже время очень современен и всесторонне развит. Круг его интересов обширен: археология, автомобилизм, аэромоделизм…

Могу добавить, что открытый характер во взаимоотношениях с людьми, который воспитали во мне отец с матерью, с детства располагали многих делиться со мной своими бедами и радостями, рассказывать жизненные истории. Это мне больше всего запомнилось, и я это очень ценю.

— Какие качества, на Ваш взгляд, должны в обязательном порядке присутствовать у интеллигентного человека?

— Он должен быть умным, добрым, порядочным человеком, а главное, жить, согласуясь со своей совестью. А совесть всегда была признаком верующего человека. Я знаю, что все больше людей занимается благотворительной деятельностью, милосердием. Это заставляет верить в лучшее, дарит надежду на то, что в нашем народе остался глубокий нравственный стержень, который позволит пережить многие тяжелые испытания.

— Вы упомянули благотворительную деятельность. Известно, что члены царской фамилии всегда очень активно участвовали в благотворительных делах. Не были утрачены эти традиции после революции, в эмиграции?

— Позволю напомнить известное выражение из «Толкового словаря живого великорусского языка»: «Милосердие – это любовь на деле»… Именно этот принцип изначально был заложен в благотворительную деятельность всех членов царствующей династии. Конечно, после революции члены Императорского Дома не могли продолжать благотворительную деятельность в тех масштабах, что было до революции. Наша семья, почти все члены Династии, сумевшие спастись, едва сводили концы с концами. Приходилось и бедствовать. Когда время от времени в прессе начинают муссировать сплетни о мифических «царских вкладах» за рубежом, ничего кроме горькой улыбки они не могут вызвать.

Но и в тяжелых условиях Императорский Дом пытался различными способами оказать помощь бедствующим соотечественникам. Моя бабушка государыня Виктория Феодоровна, которая во время 1-мировой войны за выезды на боевые позиции удостоилась Георгиевских медалей четырех степеней, приложила много усилий для сбора средств на благотворительные нужды. В ноябре 1924 года она совершила визит в США, имевший большой успех, а все собранные деньги передала в Красный Крест. Были и другие подобные акции. Моя тетя великая княгиня Кира Кирилловна покровительствовала Комитету помощи бегущим из Советской России.

Мой отец великий князь Владимир Кириллович во время Второй мировой войны организовал и оплатил доставку продуктов и детских вещей в концентрационные лагеря для советских военнопленных в Сен-Мало и на острове Джерсей.

Большую благотворительную работу всегда вела моя мать великая княгиня Леонида Георгиевна. Кроме значительных проектов, успех которых во многом зависел от ее личного участия, иногда просто приходили просители, и как бы ни было трудно, родители хоть немного помогали из личных сумм. Один раз родителям очень нуждались в деньгах. Мама заложила в ломбард браслет из небольшого числа вывезенных семейных реликвий, а полученную сумму дала отцу. Он пошел вносить оплату, но по дороге встретил знакомого, который был в полном отчаянии из-за нищеты. И папа отдал ему эти деньги. О таких эпизодах он при своей жизни никому не рассказывал, следуя заповеди Христа: «Пусть левая рука не знает, что делает правая».

— Как Вы лично участвуете в благотворительной деятельности?

— Одно из крупнейших дел в этой области – мое участие в организации большой ежегодной благотворительной ярмарки «Растрильо». Каждый раз там организуется русский стенд, благодаря чему я могу сделать ощутимый вклад в общую копилку. Потом половина прибыли, полученной на моем стенде, Фонд выделяет мне для России. За последнее время так удалось помочь детскому дому при женской колонии в Подмосковье, приютам для детей с поражением центральной нервной системы в Москве и Приднестровье, ряду подобных учреждений в регионах, которые я посещала, некоторым частным лицам.

Я оказываю покровительство благотворительным балам в Великобритании и Бельгии и сама по возможности присутствую на них. В Бельгии я приняла под свое покровительство Общество помощи русским детям.

В прошлом году мой сын Великий князь Георгий Михайлович зарегистрировал в Лондоне Императорский фонд поддержки исследований по борьбе с раковыми заболеваниями. Сейчас ведется работа, чтобы развить аналогичную деятельность в России. Георгию помогает наш верный духовный друг и очень опытный в данных делах человек – протоиерей Александр Ткаченко, много лет возглавляющий Первый детский хоспис в Санкт-Петербурге.

— Какие произведения искусства и литературы произвели на Вас наибольшее впечатление?

— Из писателей больше всего люблю Н.В. Гоголя, из композиторов — Д. Верди, из художников – итальянскую и испанскую школы, в особенности Д. Веласкеса.

Большое впечатление на меня также оказало египетское искусство и культура острова Пасхи. Эти величественные и загадочные произведения свидетельствуют о необычайных дарованиях, данных Богом человеку. В России меня поразил храм Покрова-на-Нерли – ярчайший символ гармонии Веры, Божественного мироздания и рукотворной красоты.

— Ваш любимый музей?

— Моя память.

Как Вы относитесь к современной моде?

— Во все времена дело было не столько в моде, сколько во вкусе и чувстве меры. Глупо носить одежду, которая вам не идет, только потому, что она кем-то объявлена модной. Во всем должна быть гармония. Нужно одеваться современно, удобно и соответственно обстановке. Прийти на дружескую вечеринку в чопорном наряде так же неприлично, как явиться на официальный ужин в спортивном костюме.

К сожалению, последние тридцать лет в моде начал доминировать культ агрессии, который отражается на сознании молодежи. Молодость сама по себе красива, но если с молодых лет в людях разрушают понятие о красоте, то что же будет в старости? И как сохранить красоту и передать ее будущим поколениям, если сейчас мы сами сознательно уродуем себя. Это касается всего, что нас окружает в быту – от одежды до детских игр.

— Ваши любимые домашние занятия?

— Я очень люблю сад, сама выбираю цветы и растения, и если не требуется помощи профессионального садовника, предпочитаю лично их высаживать. Контакт с землей очищает человека, освобождает его от стресса. В доме мне нравится самостоятельно оформлять интерьер, менять время от времени расстановку мебели.

Публикация: Крылов-Толстикович А.Н. «Великая Княгиня Мария Владимировна: «Я выросла на книгах наших классиков…» // Театральный мир, 2014, апрель. – С. 20-40

Реклама
Categories: Интересные статьи | Оставьте комментарий

Навигация по записям

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: